Двое

Двое

Н. В. Толстая, Н. Н. Толстая

В данный момент этот товар отсутствует в продаже.
Возможно, у нас найдется аналогичный или похожий товар здесь.

''Двое'' — книга сестер Толстых. 90-е годы по-разному отразились в творчестве сестер- писательниц. Татьяна в это время работала в основном в жанре публицистики, Наталия писала прозу. Однако внимательный читатель заметит очевидные переклички в текстах Толстых. В книгу включены рассказы Татьяны Толстой и Наталии Толстой, как уже знакомые читателю, так и новые.

Детальная информация
Издательство
Эксмо, 2006 г.
Переплет
Твердый переплет, 384 страниц
Формат книги
70x100/32
Размер (в x ш x т)
170 x 123 x 20 (маленькая)
ISBN
5-699-16165-1
Язык
Русский
Код товара
58945
Авторы

,  все книги

Наталья Владимировна Толстая родилась в Ростове-на-Дону. Окончила Ростовский государственный медицинский университет. Является членом международной психотерапевтической лиги. Наталья Толстая - практикующий психоаналитик, на прием к которому приходят известные и популярные люди, однако она никогда не называет имен своих знаменитых клиентов.
Отзывы покупателей
Лана10 апреля 2009 г.
Книга, которую я прочла за два дня, и про которую можно писать не меньше, чем она сама по объему – 379 страниц под оранжевой . Татьяна писала больше публицистику, Наталия – прозу, но каждая из них по-своему оригинальна и интересна.
Наталия с удивительной точностью воссоздает атмосферу былого времени, как цветную картинку, позволяющую заглянуть назад – в быт советских людей, и в бытие потомков знаменитого писателя – ведь рассказы Наталии довольно автобиографичны.
Желала бы я так же писать, так же знать литературу и язык, как знают они – удивительные сестры Толстые, живущие какой-то загадочной жизнью где-то в Америке (одна из них преподает искусство писать на английском языке для американцев).
«- Знаешь ли ты какое-нибудь ремесло, юноша? – спросил старик.
- Я знаю счет, письмо, читаю по звездам. Я знаю все науки, - ответил принц.
- На твое ремесло нет спроса в наших землях. Жители нашего города не знают ничего, кроме торговли. Возьми топор и веревку, иди в лес и руби дрова. Продавай их и кормись этим. В день ты можешь заработать полдинара». – цитата, произнесенная устами главной героини в рассказе «Иностранец без питания». Какая верная цитата – так и было все после развала. Когда все они, филологи, переводчики, остались без средств к существованию, НИИ по изучению далеких стран, где никогда не побывать младшим научным сотрудникам этих НИИ закрылись, и подались учителя-филологи на рынок – торговать, как на китайском плакате «Центнер яблок, солнцем согретых, выменяй на сэконд-хэнд и кокаин в брикетах»…
И какие удивительно точные слова про отношение иностранцев к русским в рассказе «Культурный шок», про возрождение новой России: «-Да… пребываю в глубоком шоке. Но не теряю надежды. И у нас все наладится. Вы сами видели: там «Пиццу-хат» открыли, тут новую парикмахерскую для кошек. А на днях в казино «Гигант-холл» прошла премьера, борьба лилипутов в рыбьих внутренностях. Страна возрождается» - с горькой иронией произнесенных, и точно такой же мешанины из диких представлений о гуннах, пьющих водку ведрами и принимающих ее в виде валюты в рассказе «Туристу о Петербурге». И бесконечное сожаление и поэтизация ушедшего времени – голодного, страшного, дефицитного, но – сонно-тихого и размеренного, что совершенно меня очаровало.
С прозой Татьяны сложились у меня отношения сложнее – «Кысь» я добросовестно дочитала до конца и забросила на дальнюю полку – не та книга, которую я стала бы перечитывать – слишком пропитана русским духом, славянофильством (?), что мне, может в силу того, что выросла я в мультикультурной среде Азии – не очень пришлось по вкусу – ну не любитель я русских матрешек и лубочных картинок катания на санях, говоря образно.
Зато рассказы, вошедшие в «Двое» и «Не Кысь» (о котором позже) – заставляли меня кивать головой в такт почти каждому слову – о слепом заимствовании у Запада, о политкорректности, о христианстве и неожиданной тяге к аристократизму, о мастерстве журналиста, а рассказы об Анастасии и Титанике – поразили в самую печень (потому что сердце уж давно поражено, и точка).
Вот что сказано в декабре 91 про новое образование на месте старого (надеюсь, не надо пояснять, какого): «Нас еще много раз переименуют, перекроят, сузят, расширят, сосватают, поссорят, помирят, обворуют… А пока наш двуглавый евразийский орел, - в ушанке и тюбетейке, - не силах ни разделиться в себе, ни слиться с собой. Огромный, общипанный и безымянный, словно диковинный мутант, не вовремя выпущенный из Ноева ковчега и заблудившийся над кипящими водами потопа, доберется ли он до суши или пропадет во мраке?» - так верно предсказанное на годы вперед состояние разброда и нестабильности – и вот снова политики говорят о том, что СНГ не оказался самым удачным образованием, и снова могут что-то менять и рушить, и дергать на кусочки, отрезая ломтем непокорные прибалтийские народы, грозных чеченцев и хохлов с заливными полями пшеницы – а бог его знает, кто будет следующий…
А вот еще – по заповеди «не сотвори себе кумира»: из спора Белинского с Гоголем о том, религиозен ли русский народ – и 150 лет прошло, и ничего так и не ясно о странном этом сборище полуязычников-полуатеистов, вобравших в себя кровь монгольскую, гуннскую, скифскую и европейскую: «…из какой только дряни не сварганит себе икону россиянин: и тебе портреты Сталина, и тебе иконостас Политбюро, а чего стоят октябрятские звездочки с умилительным изображением крокодила в детстве… и из людей порядочных и достойных непременно сделаем иконку, чтоб было перед чем разбивать лоб: Пушкин, Есенин, Высоцкий и поныне популярны как мученики… так же как в свое время в семьях попроще непременно вешали в красный угол Гагарина, а в семьях с претензией на интеллекутализм – Хемингуэя и Эйнштейна».
Особенно рекомендую прочесть рассказ «90-60-90», для общего ознакомления с проблемой похудания и откуда есть что пошло в общепринятых мировых стандартах, прокравшихся с грохотом поднимаемого железного занавеса в Россию.
И очень точную и меткую рецензию на Диснеевский мультфильм «Анастасия» рекомендую прочесть отдельно – с которой, кстати, я полностью согласна – «Ее, фигуру трагическую и поневоле жестокую, Бог, наверное, простит; пошляков, слепивших тортик из крови и слез - никогда». Пошляки – еще слабо сказано. Недаром, наверное, запретили к показу «Мулан» в Китае. Как в России следовало бы запретить «Анастасию».
И, конечно, прочесть «Анастасия: или Жизнь после смерти» и «Небо в алмазах», читающиеся на одном дыхании, и наверное, в одном из моих любимых жанров написанные. Читать советую не только гуманитариям, которых вообще должно захватить все то близкое по духу, что проскальзывает в рассказах – и литература, и язык, и проблемы того и другого; но и вообще всем – хотя бы потому, что это единственное в современной русской литературе, что можно с полным правом назвать классикой.
Полезен ли отзыв? Да (7) | Нет (0)
Разделы товара
Информация
Поступлений данного товара не ожидается.
Возможно, у нас найдется аналогичный или похожий товар здесь.